Задать вопрос специалисту

Теперь это можно сделать на нашем сайте.

Ваши вопросы направляйте на электронный адрес tuberculez2008@mail.ru

Ответ на ваш вопрос вы получите лично.

Особенности поведения больных наркоманией

Скачать данную статью в формате .doc


Н.С. Брюханова

ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ БОЛЬНЫХ ОПИЙНОЙ НАРКОМАНИЕЙ С КОМОРБИДНЫМ ТУБЕРКУЛЕЗОМ ЛЕГКИХ

БУЗОО «Клинический противотуберкулезный диспансер №4»



Проблема коморбидности остается важной и актуальной в практической наркологии. В последние годы наметилась неустойчивая тенденция к стабилизации эпидемической обстановки по туберкулезу, который по-прежнему продолжает концентрироваться в социально неблагополучной среде общества (4). На фоне сниженного иммунитета опийные аддикты являются мишенью для инфекций. Тяжелая болезнь, являясь значимым событием в жизни человека, вызывает широкий спектр чувств. Она влияет на личность и изменяет её, может привести к переоценке системы ценностей, возникновению новых мотивов деятельности (1,2,3). Особенности эмоционального реагирования опийных аддиктов на возникновение туберкулезного процесса в легких, поведение на фоне динамики инфекционного заболевания, специфика их отношения к окружающим в научной литературе отражены недостаточно.

В связи с поставленной задачей, была обследована группа из 48 наркоманов, в том числе 7 женщин (14,6%) и 41 мужчина (85,4%) в возрасте от 18 до 48 лет, проходивших лечение в противотуберкулезном диспансере г. Омска. Средний возраст начала употребления опийных препаратов составил 19,5±6,5 лет. Практически все обследованные пациенты заболели туберкулезом на фоне активного употребления наркотиков при сформированной опийной аддикции. Продолжительность наркотизации до выявления туберкулеза наиболее часто составляла 1,5–2 года (33.3% осмотренных пациентов), 5 и более лет встречалось в 27,1% случаев, 2–4 года было выявлено у 25% пациентов и 12,5% отмечало употребление наркотиков до 1 года. Только один из пациентов (2,1%) отрицал употребление до выявления туберкулеза, поясняя, что провел в исправительно-трудовом учреждении (ИТУ) более 20 лет, где в первые же годы у него был обнаружен туберкулезный процесс в легких, на фоне которого он впервые принял кустарно приготовленный опий. Согласно эпидемиологическому анамнезу, основная часть пациентов заболела туберкулезом на фоне длительного контакта с больными в ИТУ (88%). На присутствие в кругу общения больных туберкулезом указывало 12% опрошенных. В течение 2-3 лет 81% пациентов не проходил флюорографическое обследование. Это является косвенной стигмой отношения к своему здоровью, а так же характеризует самочувствие, которое длительное время может оставаться удовлетворительным при заболевании туберкулезом и является определяющим в обследовании и лечении. Впервые выявленные формы туберкулеза у опийных аддиктов были представлены инфильтративными, диссеминированными и фиброзно-кавернозными процессами.

Установление диагноза туберкулеза, как правило, становиться началом новой жизненной ситуации у всех больных, поскольку им приходиться менять свои стереотипы (6). Первый этап в динамике психологического ответа можно условно назвать первичной эмоционально-поведенческой реакцией. У впервые выявленных больных с туберкулезом легких без наркотической аддикции отмечалось статистически достоверное повышение индекса симпатического отдела вегетативной нервной системы, свидетельствующее о вегетативно-эмоциональном дисбалансе (5). Большинство пациентов были мнительны по отношению к своему заболеванию и находились в постоянном беспокойстве по поводу правильной постановки диагноза (некоторые подозревали у себя рак). Они неоднократно акцентировали свое внимание и высказывали сомнения по вопросу эффективности и опасности назначенного им лечения или возникновения возможных осложнений. Часто желание лечиться сочеталось с неверием в успех терапии. Практически все пациенты при установлении диагноза туберкулез были обеспокоены возможным неблагоприятным впечатлением, которое могло произвести на окружающих известие об их болезни.

На фоне опийной аддикции реакция пациентов на болезнь оказалась различной. Все пациенты были распределены на две группы по принципу отказа или продолжения наркотизации.

В первой группе 2 пациента (4,2%) проявили установку на здоровый образ жизни с полным отказом от наркотиков и начали регулярное и комплексное лечение туберкулеза и коррекцию зависимости. Первичная реакция на болезнь проявлялась у них склонностью к блокировке активности и субдоминантному поведению, а психологическое состояние расценивалось как напряженное и дискомфортное.

Во второй группе (95,8%) находилось 46 пациентов, которые не прекратили прием препаратов опия и на этом фоне начали противотуберкулезную терапию. У 29 (60,4%) из них обнаруживались признаки депрессивного состояния. При первой беседе часть пациентов были склонны отрицать наркотическую зависимость, но затем при наличии объективных данных демонстрировали убеждение, что прием наркотиков помогает справляться с тяжелой жизненной ситуацией. Испытывая страх и тревогу за свое здоровье, они активно интересовались результатами анализов и прогнозом течения заболевания. Поведение данной категории пациентов на начальном этапе мотивировалось необходимостью терапевтическо-диагностических мероприятий и строгим соблюдением лечебно-охранительного режима с целью получения максимально положительных результатов. У 3 (6,2%) пациентов отмечалось приподнятое, эйфорическое расположение духа. Известие о заболевании не омрачало их чувство юмора и понимания счастья. Поступая на лечение в стационар, они не скрывали активной зависимости от наркотиков. Были склонны не обращать внимания на просьбы медперсонала, но при настойчивом замечании могли реагировать нецензурной бранью. Другая часть - 9 пациентов (18,8%), считая окружающих причиной своего заболевания и всех несчастий, реагировала на изменение своего социального статуса конфликтным, беспокойным поведением. Убеждение в том, что употребление наркотиков является их правом и личным выбором, независимо от туберкулеза, было характерно для данной группы. У 5 пациентов (10,4%) эмоциональную реакцию на появление болезни отследить было сложно по причине крайне тяжелого соматического состояния при поступлении в стационар. Все пациенты являлись опийными аддиктами и находились в фазе активной зависимости. На фоне прогрессирования туберкулезного процесса и нарастания явлений легочно-сердечной и полиорганной недостаточности в течение нескольких недель был констатирован летальный исход. Практически у всех осмотренных пациентов при первичной госпитализации в стационар обнаруживались симптомы туберкулезной интоксикации, которая оказывала влияние, как на соматическое состояние, так и на психологическое. Многие отмечали общую слабость, потливость по ночам, раздражительность, нарушение ночного сна, снижение работоспособности. Длительность этого этапа составляла 1 - 2,5 недели.

К моменту наступления психической адаптации - второго этапа - пациенты, как правило, завершали диагностический минимум и подбор химиотерапии. Пациенты первой группы (4,2%), начиная привыкать к изменяющимся условиям жизни, демонстрировали и в поведении, и в эмоциональном статусе относительное психологическое равновесие. Во второй группе 4 пациента (8,4%), находясь в интенсивной фазе, категорически отказалась от лечения в стационаре, мотивируя отсутствием условий для них и «беспорядком» во фтизиатрическом отделении. Не понимая сути своего заболевания и не осознавая своей опасности для окружающих в эпидемиологическом плане, пациенты исчезли на какое-то время из поля зрения врачей. Таким образом, этап адаптации для данной категории пациентов оказался растянутым во времени. Возобновление терапии стало возможным либо после проведенной психокоррекции, либо после ухудшения соматического состояния на фоне прогрессирования туберкулезного процесса. Большая часть – 34 пациента этой группы (70,8%), начиная уже с этого этапа, стали нарушать режим: уходили домой без разрешения врача, не ночевали в стационаре, отсутствовали в палате во время врачебного обхода, пропускали прием антибактериальных химиопрепаратов. Нарушение санитарно-эпидемиологического режима происходило без явного осознания последствий агрессивного воздействия инфекционного агента как на собственную семью пациента, так и на окружающих людей. Восемь пациентов (16,6%) находились в тяжелом соматическом состоянии, в связи с чем, самостоятельно уйти из стационара не могли и вынужденно подчинялись требованиям охранительного режима.

Третий этап динамики эмоционально-поведенческих реакции. При коморбидном течении опийной наркомании с туберкулезным процессом в легких выявляется четкая закономерность: ремиссия аддикции при прогрессировании соматической патологии и обострение при стабилизации инфекционного процесса. После нескольких месяцев противотуберкулезной терапии 2 пациента первой группы (4,2%) возобновили наркотизацию на фоне положительной динамики туберкулеза легких и досрочно были выписаны из стационара в связи с отсутствием. Во второй группе у 3 (6,2%) пациентов наступила стойкая ремиссия опийной аддикции, вследствие замены её на духовные убеждения православной направленности. Результатом послужило клиническое излечение туберкулезного процесса, образование семьи, устройство на работу с полным отказом от наркотизации. Трое пациентов (6,2%) с большим процессом, распадом легочной ткани и обильным бактериовыделением отказались от лечения на фоне прогрессирования и стали вести праздный, разгульный образ жизни. Привлечь их к лечению не представилось возможным. Небольшая часть - 9 пациентов (18,8%) с распространенным туберкулезным процессом и медленным, но неуклонным прогрессированием характеризовалась выраженной пассивной позицией в сочетании с внутренним стремлением противоречить указаниям и социальным нормам, склонностью фиксироваться на субдепрессивном аффекте, неуверенностью в себе. В результате постоянного подавления агрессивных тенденций у этих больных периодически проявлялись поведенческие и словесные выпады. Основная масса - 31 пациент (64,6%) - предпочитала иногда «подлечиваться» для очередного переосвидетельствования на МСЭ, продолжая в остальное время вести привычный образ жизни. Туберкулезный и наркотический дефект органично вписывался в структуру личности и являлся средством получения «дивидендов» в виде группы инвалидности и как следствие – пенсии. Нерегулярный прием противотуберкулезных препаратов, сочетание их с опийными производными, которые, оказывая влияние на кашлевой рефлекс, способствуют застою мокроты в легких, приводит к формированию активного бактериовыделения, множественной лекарственной устойчивости и распространению полирезистентных микобактерий туберкулеза. В период декомпенсации у них обострялись такие черты как обидчивость, импульсивность, мстительность, стремление доказать свою значимость. Пациенты этой группы никогда не заостряли свое внимание на том, что приносят массу бед и неприятностей окружающим людям.

Результаты наблюдения показали, что у всех больных опийной наркоманией с коморбидным туберкулезом легких независимо от длительности течения заболевания появляются специфические психологические особенности, меняется поведение, отношение к себе и к окружающим. Данная категория больных представляет собой реальную социальную опасность, вследствие проявления поведенческой агрессии путем заражения окружающих. Исходя из сказанного, очевидно, что необходима целенаправленная психологическая коррекция, задача которой научить больного распознавать собственные агрессивные импульсы и управлять ими, не причиняя вреда окружающим.
 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Виноградов М. В., Черкашина И.И., Перельман М.И. // Проблемы туберкулеза – 1991. №10. – С13-41.
  2. Панкратова Л.Э. // Сборник – резюме III (XII) съезда научно-медицинской Ассоциации фтизиатров. – Екатеринбург, 1997. – С. 233.
  3. Панкратова Л.Э., Худзик Л.Б., Шульгина З.Л. и др. // Сборник – резюме 6-го Национального конгресса по болезням органов дыхания. Новосибирск 1996. – С. 502.
  4. Левашев. Ю.Н., Шеремет А.В., Гришко А.Н. // Проблемы туберкулеза – 2005. №11. – С 3-6.
  5. Сухова Е.В. // Проблемы туберкулеза – 2003. №12. – С 13-17.
  6. Мельник В.М., Валецкий Ю.Н., Липко Л.С. Проблемы туберкулеза – 2004. №9. – С 28-30.